Подводные лодки второй мировой войны. Изобретение шноркеля и субмарины

Печать
PDF

В годы между двумя мировыми войнами и во время второй мировой войны каких-либо существен­ных изменений в конструкции, вооружении и двигательных установках подводных лодок не про­изводили. Единственное радикальное нововведение применялось только германским ВМФ, и только в два последние года войны — шноркель (длинная трубка, позволявшая дизельному двигателю рабо­тать, даже когда лодка находится полностью под водой). Обычно изобретение шноркеля приписыва­ют голландскому ВМФ, но сходное устройство, спроектированное майором итальянского Инженерно­го корпуса Ферретти, испытывалось еще в 1925 г. на подводной лодке «Н-3». Предполагалось, что оно будет устанавливаться на субмаринах типа «Сире­на», но в 1937 г., когда субмарины были еще на верфях, от этой идеи было решено отказаться; в результате ни одна построенная в годы второй ми­ровой войны итальянская подводная лодка так и не была оснащена шноркелем.

Подводные лодки второй мировой войны. Изобретение шноркеля и субмарины

В голландском ВМФ сходное с шноркелем ус­тройство было сооружено по проекту лейтенанта Виккерса и установлено на строившихся в 1938-1939 гг. подводных лодках «0-19» и «0-20». Когда в мае 1940 г. немцы вторглись в Голлан­дию, четыре субмарины, «0-21 »-«0-24», нашли убежище в британских портах; на всех четырех были установлены шноркели. Впрочем, после серии испытаний в британском ВМФ решили эти устройства демонтировать как малополезные и слишком опасные.

Немцам в том же 1940 г. достались три гол­ландские подводные лодки, «0-25»-«0-27», нахо­дившиеся в момент вторжения на верфях и все оснащенные шноркелями. Они были достроены и приняты на вооружение ВМФ рейха; но резуль­таты испытаний шноркеля были сочтены ВМФ неблагоприятными, и «вентиляционную мачту» ре­шили демонтировать. Но через три года, к 1943 г., британская ночная авиация стала использовать радары для обнаружения немецких подводных лодок, всплывающих на поверхность перезаря­дить батареи. В большинстве случаев после всплытия субмарину удавалось потопить. Вслед­ствие тяжелых потерь, ВМФ Германии весной 1943 г. принял решение развернуть исследова­тельские работы, которые и привели к созданию шноркеля; в августе 1943 г. опытный образец был установлен на подводной лодке «1_!-57», и начались ходовые испытания. Конструктивно другой образец шноркеля, со складной трубой, испытывался на «и-235» и «11-237» в сентябре 1943 г. К концу сентября развернулась работа по оснащению шноркелями всех субмарин, воз­вращавшихся из похода на базу; к 1944 г. умень­шение потерь в подводном флоте вследствие при­менения шноркеля стало налицо.

В 1920-1945 гг. британские субмарины, как и в 1900-1920 гг., оснащались одним орудием на палубе перед рубкой или даже на самой рубке. На поступивших на вооружение в 1937— 1940 гг. океанских подводных лодках типа «Три­тон» («Трайэмф») 4-дюймовое (102 мм) орудие устанавливалось в передней части рубки; к тому же они оснащались десятью торпедными аппа­ратами — шестью носовыми и четырьмя кормо­выми. Они имели водоизмещение в 1 090/1 575 т. У минных заградителей типа «Пёрпес» орудие размещалось на палубе перед рубкой. А у ло­док типа «Оберон» и «Один», наоборот, орудие устанавливалось в верхней части рубки. Малые же подводные лодки водоизмещением меньше 600 т обычно оборудовались одним орудием на палубе.

В 1934 г. на вооружение французского ВМФ поступил «Сюркуф» — единственная в мире под­водная лодка, на которой устанавливались спа­ренное башенное 8-дюймовое (203 мм) орудие и ангар для небольшого гидроплана. Кроме 8-дюй­мовых (203 мм) орудий, вооружение «Сюркуфа» состояло из 1,4-дюймовых (37 мм) зенитных пу­леметов, четырех обычных пулеметов и двенад­цати торпедных аппаратов: двух внутренних но­совых и четырех спаренных внешних наводящих­ся (двух перед рубкой и двух позади). Впрочем, эксперимент этот оказался не слишком удачным и впоследствии не повторялся. Обычно француз­ские океанские субмарины того времени обору­довались одной-единственной пушкой, устанавли­вавшейся перед рубкой, — как, например, на пяти лодках типа «Морилло», тридцати типа «Ре- дутабль», пятнадцати типа «Аврора» и десяти типа «Сафир» (последние — минные заградите­ли). Рубка у всех этих субмарин, как правило, была очень длинной. На «Редутаблях», кроме двух главных ходовых двигателей по 2 959 л. е., уста­навливался вспомогательный двигатель на 740 л. с. Торпедное вооружение состояло из один­надцати аппаратов: четырех внутренних (двух но­совых и двух кормовых) и семи внешних (четы­рех перед рубкой и трех позади). Все внешние торпедные аппараты устанавливались уровнем ниже верхней палубы, так что издали не сразу были заметны.

Перед началом войны на вооружении ВМФ Гер­мании находилось пятнадцать океанских субмарин: «и-25», «и-26», «и-37»-«и-44» и «и-64»-«11-68», все надводным водоизмещением 700 т. Кроме них, на вооружении находились двадцать четыре морс­кие субмарины надводным водоизмещением 500 т «и-44»-«и-55» и «и-69»-«и-71» и тридцать две прибрежные субмарины того же водоизмещения. И океанские и морские субмарины оснащались одним орудием на палубе перед рубкой и шестью торпедными аппаратами — четырьмя носовыми и двумя кормовыми. Рубка имела очень малень­кие габариты, и, таким образом, когда лодка всплывала на поверхность, ее было очень труд­но визуально обнаружить. Во время войны так­же разрабатывались и другие типы субмарин. Например, океанская «Тип XXI» — первое под­водное судно, достигшее скорости подводного хода в 17 узлов; «Тип XXIII» — прибрежная подводная лодка с одним гребным винтом и электромотором с бесшумным холостым ходом, для ожидания в засаде; а также «Тип XVII», ос­нащенный для подводного хода двигателем, ра­ботающим на перекиси водорода.

Японский ВМФ нуждался в подводных лод­ках, способных действовать по всей акватории Тихого океана, поэтому основной упор делался на увеличение радиуса действия. Например, «Кай- дай 144» (1924), имевший радиус действия 20 000 миль при скорости в 10 узлов (1924); или «Юн- сен» (1929) — 24 400 миль; или субмарины типа А с номерами от 12 по 14, с радиусом действия 22 000 миль. Поступившие на вооружение в 1938 г. шесть субмарин типа «Кайдай 6 А» (168-173) имели водоизмещение 1400 / 2 400 т и радиус действия 14 000 миль; вооружение их состояло из 3,9-дюймового (101 мм) орудия и шести тор­педных аппаратов. На субмаринах «Юнсен» типа 1 М устанавливался ангар на один-два гидропла­на, а на лодках I 6 и на всех лодках типа В — еще и катапульта. Во время воины на некоторых из этих субмарин вместо гидропланов перевоз­илось малое подводное ударное судно «Каитен».

ВМФ США, также в основном ориентировав­шийся на тихоокеанский театр военных дейст­вий, был ничуть не менее озабочен созданием подводных лодок большого радиуса действия. Нап­ример, поступившие на вооружение в 1939 г субмарины типа «Сэмон» имели водоизмещение

  1. 450/2 198 т и радиус действия I 100 морских миль (при скорости в 10 узлов). Не столь круп­ные подводные лодки типа «Каттлфиш» (1934) водоизмещением I 120/1 650 т имели примерно такой же радиус действия. И на «Сэмоне» и на «Каттлфиш» артиллерийское вооружение состоя­ло из одного орудия, устанавливавшегося за рубкой. К началу войны на основе этих двух типов подводных судов были разработаны суб­марины типа «Гэтоу» водоизмещением I 526/410 т. Единственными из американских океан­ских субмарин, оборудованными двумя пушками перед рубкой и позади, были «Нарвал» и «Наути­лус» (1930), а единственным минным заградите­лем, относившимся к той же категории подвод­ных судов, был «Аргонот» (1928). Также следу­ет отметить субмарины ВМФ США — четыре лодки типа «Боннта» (1924-1926) водоизмеще­нием от 2 000 до 2 506 т, оборудованные кроме главных ходовых двигателей двумя вспомогатель­ными, специально для обслуживания электроге­нераторов. К декабрю 1941 г., когда началось война в Тихом океане, ВМФ США насчитывал в строю сто одиннадцать подводных лодок; японс­кий — семьдесят четыре.

За 1920—1940 гг. на вооружение ВМФ Ита­лии поступили шестьдесят восемь морских и сорок четыре флотских субмарины, а за годы войны — восемнадцать прибрежных, четыре оке­анских и две транспортных. К началу второй ми­ровой войны по количеству стоящих на воору­жении подводных лодок итальянский ВМФ усту­пал только русскому; на третьем месте была Франция (86 субмарин), на четвертом — Англия (69), на пятом — Япония (65) и на шестом — Германия (57). К концу войны вся эта последо­вательность фактически выстроилась в обратном порядке. Первые флотские субмарины ВМФ Ита­лии поступили на вооружение в 1928 г. — «Ба- лилья», «Мнллелире», «Тотн» и «Счиеза». Они имели водоизмещение 1 450/1 904 т, а вооруже­ние их состояло из одного 4,7-дюймового (120 мм) орудия, четырех 0,5-дюймовых (13,2 мм) пулеме­тов, шести носовых и двух кормовых торпедных аппаратов. Они могли развивать скорость до 17,5/8,9 узлов и оборудовались вспомогатель­ным двигателем на 419 л. с. С помощью этого двигателя радиус действия удалось увеличить до 12 000 миль (при скорости в 7 узлов). Эти лод­ки были слишком стары, чтобы принимать учас­тие в войне, и в 1946 г. были отправлены на слом.

Последними итальянскими флотскими субма­ринами были четыре типа «Сент Бон», заложен­ные в сентябре-октябре 1939 г. и принятые на вооружение в середине 1941 г. Они имели водо­измещение 1 703/2 164 т, могли развивать ско­рость до 16,9/8,5 узлов и оборудовались вспо­могательным двигателем мощностью в 493 л. е., увеличивавшим радиус действия до 19 500 миль (при скорости в 7 узлов). На них ставились не стандартные торпеды калибра 21 дюйм (533 мм), а меньшие, 17,7-дюймовые (450 мм), применяв­шиеся в основном при атаках на грузовые суда. Торпедных аппаратов было восемь носовых (с двадцатью резервными торпедами) и шесть кор­мовых (с двенадцатью резервными торпедами). Самой активной субмариной этого типа была «Каньи», успевшая сходить в два похода в юж­ную Атлантику, первый длительностью в сто тридцать семь дней, а второй только восемьде­сят четыре, так как 8 сентября 1943 г. было заключено перемирие. Остальные три подводных лодки типа «Сент Бон» были потоплены в годы войны.

Из прибрежных субмарин упоминания заслу­живают лодки «класса 600», состоявшие из двух типов, «Перла» и «Адуя* (в 1936-1938 гг., на вооружение принято двадцать семь), а также типа «Платино» (в 1941-1942 гг. на вооружение при­нято тринадцать). Они имели водоизмещение 700/860 т, а из вооружения на них устанавли­валось одно 3,9-дюймовое (100 мм) орудие и шесть торпедных аппаратов под обычные 21-дюй­мовые (533 мм) торпеды. Они принимали актив­ное участие в боевых действиях в Средиземном море и несли тяжелые потери, из сорока субма­рин этого типа двадцать девять были потоплены во время войны, а четыре захвачены немцами после заключения маршалом Бадолье перемирия 8 сентября 1943 г. Из семи этих лодок, остав­шихся в Италии, шесть были переданы держа- вам-победительницам в счет репараций, в соот­ветствии с мирным договором.

ВМФ других стран также имели на вооруже­нии подводные лодки: например, бразильские «Та- мойо», «Тупи» и «Тимбрия», построенные в 1936-1938 гг., на верфях «Кантьере Одеро-Терни- Орландо» в Ла-Специя. Даже Эстония, одно из трех маленьких Балтийских государств, образовав­шихся после развала Российской империи в 1919 г. и снова включенных в состав России в 1940 г., имела свой ВМФ и свои подводные лодки, «Ка- лев» и «Лембит», построенные в 1936 г. в Брита­нии фирмой «Виккерс-Армстронг». Другое балтий­ское государство, Латвия, имело на вооружении, среди прочих, субмарины «Ронис» и «Спидола», построенные в 1926-1928 гг. на французских вер­фях «Луара»; как большинство французских под­водных лодок того времени, «Ронис» и «Спидола» были оснащены двумя внешними торпедными ап­паратами, перед рубкой и позади. ВМФ Финлян­дии имел на вооружении субмарины «Ветехинен», «Васихси» и «Ику Турсо», построенные на финс­ких верфях в 1930-1932 гг. Греция, под влиянием Франции, закупала подводные лодки типа «Глав- кос», сооружавшиеся на верфях «Луара» в Нанте. Голландские субмарины обозначались «019» и «020» (1939), а также «021»-«024». У Португалии были две субмарины, построенные в 1934 г. в Британии фирмой «Виккерс-Армстронг» — «Дельфин Эспа- дарте» и «Голжинью».

Россия, которую в начале второй мировой во­йны никак нельзя было отнести к числу великих военно-морских держав, имела на вооружении сто пятьдесят подводных лодок, на сорок больше, чем Италия. Полных сведений о названиях и техни­ческих характеристиках этих лодок не имеется. Известно, что среди них было семнадцать лодок типа «Якобинец» (1929-1935) водоизмещением 959/ 1 370 т; двадцать две лодки типа «Декабрист» (1929-1930) водоизмещением 896/1318 т, осна­щенных 3,9-дюймовым (100 мм) орудием и вос­ьмью торпедными аппаратами — шестью носовы­ми и двумя кормовыми. Также, известно, что у России было шестнадцать (или более) лодок типа «Щука», три лодки типа «Большевик» (ранее уже упоминавшиеся, когда речь шла о торпедах внеш­него размещения) и четыре «Металлиста» водо­измещением 375/467 т, учебных судов Черно­морского флота.